В ЗАЩИТУ СЕМЬИ, ДЕТСТВА И НРАВСТВЕННОСТИ!
Родители Юга
Контактный телефон: 8 (918) 057-37-37
Главная / Новости / Страшная ложь Минобра как основание для ювенального медпатроната от Минздрава

Страшная ложь Минобра как основание для ювенального медпатроната от Минздрава

В прошлом году министр образования Ольга Васильева выступила с шокирующем заявлением о том, что «только в 2016 году на уроке физкультуры погибли 211 школьников!». http://www.mk.ru/social/2017/10/09/211-pogibshikh-na-urokakh-fizkultury-shkolnikov-pochemu-tak-mnogo.html

При этом никаких статистических данных, кроме ужасающих цифры Васильева не привела. Эту новость сразу же растиражировали средства массовой информации и муссировали достаточно продолжительное время. Постоянно отмечалось и то, что основная причина высокой смертности на уроках физкультуры в школах является отсутствие данных о здоровье из медицинских карт детей в образовательных организациях.

Именно под соусом отсутствия данных о здоровье детей в школах и было решено ввести всеобщие профилактические осмотры для всех детей, то есть практическую ежегодную диспансеризацию, и обязать все медицинские организации передавать в обязательном порядке данные медицинских карт профилактических осмотров в школы, с размещением этих данных в единой электронной системе для «детей сирот».

Результатом такого решения стало появление на свет Приказа Минздрава №514н, регламентирующий порядок прохождения профилактических медицинских осмотров школьниками, и действует с 1 января 2018 года, по результатам которого и определяется группа здоровья учеников для занятий на уроках физкультуры.

Оправданием для введения тотальной ежегодной безальтернативной диспансеризации всех детей стала не только высокая смертность в школах на уроках физкультуры, но и обязанность школ заботиться о здоровье детей во время их пребывания в образовательных организациях.

Интересно и то, что во время продвижения и внедрения тотальной безальтернативной диспансеризации активно продвигалась тема о том, что отсутствие сведений о здоровье детей в школах и есть основная причина неоказания своевременной медицинской помощи в стенах школы, а, следовательно, и высокой смертности на уроках физкультуры. При этом, Васильева отметила, что «ее ведомство уже договорилось с медиками о том, что школам будут сообщать группу здоровья каждого ученика», совершенно игнорируя нормы Закона о персональных данных, Конституции РФ, не обращая никакого внимания на врачебную тайну и собственно мнение законных представителей детей, то есть родителей.

Минздрав «подсуетился» очень быстро и внедрил 1 января 2018г., заранее подготовленный Приказ 514н, с базой данных «для сирот», в котором точно также грубо и, даже можно сказать, нагло, попираются права и законные интересы детей и родителей, усматриваются многочисленные нарушения действующего законодательства и норм Конституции РФ.

Родительская общественность оперативно отреагировала на такое беззаконие и отправила тысячи писем в Министерство здравоохранения с требованием отменить Приказ №514н о профосмотрах школьников и вернуть в школы и детские сады, наряду с профосмотрами, периодические и предварительные осмотры, существовавшие ранее.

Но никакой объективной реакции со стороны Минздрава не последовала, а людям стали приходить отписки за подписью Директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Е.Н. Байбариной. Этот ответ Минздрава детально был разобран и посмотреть его можно тут: http://дети-петербург.рф/News/?newsid=1341. В ответ на возмущенные письма родителей относительно внедрения Приказа №514н с требованием вернуть предварительные и периодические медосмотры, Байбарина, указала: «обращаем внимание, что профилактические осмотры детей проводятся ежегодно, в отличие от предварительных осмотров проводимых разово перед поступлением в образовательную организацию, что позволяет своевременно корректировать ребенку медицинскую группу здоровья для занятий физической культурой и является одним из путей профилактики такого трагического явления, как смерть на занятиях физической культурой».

Однако, буквально недавно, прозвучало сенсационное заявление представителя Минздрава Е.Н. Байбариной, которая обнародовала детальные сведения о детской смертности в школах на парламентских слушаниях в Госдуме, на которых обсуждались вопросы развития физической активности детей: «За тот учебный год (2016-2017) в школах погибли 23 ребенка. Три из них - во время занятий физкультурой, четыре ребенка - во время спортивных мероприятий, и 16 детей - во время занятий другими предметами - литература, математика, история, английский язык», - поведала на слушаниях представитель Минздрава. – То есть в данном выступлении перед парламентариями были сказано, что при сортзанятиях скончалось 7 детей: трое на уроках физкультуры и четверо во время соревнований, причем за весь учебный год!

Байбарина также уточнила, что «семь детей погибли в результате несчастных случаев. И было даже одно убийство в школе».

Сказала она и о том, что был проведен анализ медицинской документации скончавшихся детей и отметила, что «все дети проходили профилактические осмотры», а «примерно в 70% случаев у детей была внезапная сердечная смерть». http://www.interfax.ru/russia/599736

Вот так поворот: Байбарина, наверное, забыв о том, что отвечала гражданам страны на гневные письма по поводу внедрения тотального принудительно добровольного медицинского «Контингента» и совершенствования ювенальных технологий путем межведомственного взаимодействия медицинских и образовательных организаций, сказала парламентариям в ГД правду.

Эти данные, озвученные представителем Минздрава, представляются нам крайне любопытными, так как с одной стороны, - они указывают, что Минздрав досконально занимается расследованием детской смертности в образовательных организациях и отлично осведомлен в этом вопросе, а с другой, – говорят о том, что причины смертности в школах абсолютно разные и напрямую к урокам физкультуры, о которых говорила Васильева ранее, практически не имеют никакого отношения.

Таким образом возникают вопросы: Откуда Васильева взяла такие астрономические цифры о смертности школьников на уроках физкультуры, причем только за 2016 год и, растиражировав через СМИ, превысила данные более, чем в 30 раз? Почему всех детей обязывают проходить диспансеризацию для занятий физкультурой, если причины смерти детей в школах абсолютно разные: от несчастных случаев, до внезапной сердечной смерти и убийств?

Ответ, как нам кажется, кроется непосредственно в совместной работе обеих ведомств, которые, со слов Васильевой, «договорились» о доскональной передаче сведений медицинских карт детей с результатами профилактических осмотров, имеющих мало общего с реальной охраной здоровья школьников через создание видимости «заботы» о здоровье детей в образовательных организациях.

Для полного понимания сути вопроса, следует ненадолго обратиться к тем временам в нашей стране, которые предшествовали всяким оптимизациям и модернизациям в образовательных и медицинских учреждениях. Помните, раньше, при каждом образовательном учреждении, будь то детский сад или школа, существовал медицинский кабинет, в котором в обязательном порядке ежедневно находились врач или, как минимум, медицинская сестра.

В те времена эти медицинские работники входили в штатное расписание школ и детских садов и дети в любой момент, в случае недомогания в школе, могли получить первичную медицинскую помощь на месте практически молниеносно прямо в стенах образовательной организации. Кто помнит эти времена, тот вспомнит и моменты, касающиеся уроков физкультуры, когда освобождение от «физры» можно было получить перед уроком в школьном медицинском кабинете, а в случае ушиба или травмы ребенка родители были уверены, что в школе ребенку обязательно помогут.

Оборудованные медицинские кабинеты существуют и ныне, но медицинский персонал в их стенах встречается очень даже не часто. И тут вопрос напрашивается сам собой: а знают ли главы Минздрава и Минобра об этом или только делают вид, что все в порядке? Нам представляется второе более вероятным.

Так, Васильева, как глава своего ведомства, не может не знать о том, что в медицинских кабинетах при школах работают врачи и медсестры из близлежащих районных поликлиник на договорной основе. Она не может не знать и о том, что появляется там медицинский персонал лишь в определенные дни недели и не на полный рабочий день, а всего на несколько часов. (В Санкт-Петербурге, в большинстве школ, врача можно найти максимум два раза в неделю, да и то не с утра до вечера, а только в определенные часы).

Поэтому, мягко говоря, странно и цинично, выглядит со стороны Васильевой представление ужасных высоких цифр по детской смертности на уроках физкультуры, которая по школьной программе предусмотрена три раза в неделю, при требовании проходить профилактический осмотр и при фактическом отсутствии медицинских работников в школе на постоянной основе.

Если бы Васильева действительно переживала за здоровье детей, то, наверное, надо было бы поднимать вопрос об обязательной ставке школьного врача в каждой школе, как это было раньше, так как именно неоказание своевременной первичной помощи и может являться причиной смерти.

Это подтверждается и представителем Минздрава Е.Н.Байбариной, которая в своем докладе в ГД, четко отметила, что о примерно в 70% случаев причина смерти была связана с внезапной сердечной смертью.

И в данном случае мы можем отметить очень даже положительный момент: низкая смертность в образовательных организациях и причины смерти, озвученные Байбариной, однозначно указывают на то, что родители нашей страны заботятся о здоровье своих детей просто на «отлично», а, следовательно, и добровольно-принудительное тотальное прохождение профосмотров просто не требуется. Родители в состоянии сами решить, когда и какой специалист требуется их детям. Приведенные данные указывают и то, что родителям контроль со стороны Минобра и Минздрава не требуется, а требуется просто возвращение в школы врачей на постоянной основе, которые бы смогли своевременно оказать первичную помощь на месте и сразу, и спасти жизнь ребенку.

Неужели в Минздраве этого не понимают и не знают о том, что врачи в школьных медицинских кабинетах присутствуют только на бумаге и, в рамках оптимизации медицины, приходят в образовательные организации для заполнения медицинских карт, для проведения вакцинации, для выписки направлений и для проведения медицинских осмотров? Почему работники Минздрава, заботящиеся так рьяно о здоровье детей, не говорят о том, что если что-то случиться в школе на уроках, то первичную помощь ребенку просто будет некому оказать, так как недомогание или травма ребенка могут по времени просто не совпасть с режимом нахождения «приходящего» врача в школе?

Почему забота о здоровье детей заканчивается исключительно введением безальтернативных профилактических осмотров? – Ответ, как нам кажется, очевиден: и Минобр, и Минздрав преследуют совершенно иные цели: тотальный сбор сведений о здоровье детей, формирование и продвижение единых электронных баз данных, а также единого контроля за семьями под прикрытием заботы о здоровье детей. Иначе, как указала Байбарина в ответе на письма родителей, «ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ ОСМОТРЫ ПОТЕРЯЮТ СМЫСЛ, ПОСКОЛЬКУ ЗА НИМИ НЕ ПОСЛЕДУЮТ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ», - то есть не последует реализация средств через систему ОМС посредством принудительной обязаловки исполнения всех рекомендаций врачей-специалистов родителями детей. И в данном случае можно говорить не только о внедрении новых ювенальных технологий, но и их новом виде – «медицинском социальном патронате», установленном на государственном уровне под прикрытием «высокой смертности» детей на физкультуре и под благим предлогом «заботы о здоровье детей.

Источник: http://дети-петербург.рф/news/?newsid=1346